Что Хаттаб сказал русскому офицеру попавшему к нему в руки и почему его отправили на мины

Что Хаттаб сказал русскому офицеру попавшему к нему в руки и почему его отправили на мины

Первую Чеченскую кампанию Александр Жуков прошел как военный спасатель. Еще до войны Александр совершил более тысячи прыжков. Входил в сборную ВДВ Прибалтийского военного округа СССР. После Ленинградского военного института физкультуры занял должность начальника парашютно-десантной службы вертолетного полка 15-ой воздушной армии в Риге.

После развала СССР бывших советских офицеров и солдат, а потом уже российских, попросили покинуть республику. Впрочем Александр попал на аналогичную должность начальника поисково-спасательной службы на Северном Кавказе. В общем опыта ему было не занимать. И этот опыт пригодился в 1994 году, когда началась Первая чеченская.

Российская армия, по сути, была плохо готова к боевым действиям в Чечне. И тактически, и технически. Могу сказать про вертолеты: исправных машин оказалось мало, а те, что имелись, в массе своей давно устарели… Кроме того, мы наладили взаимодействие с разведгруппами и спецназом. Это уже из опыта войны в Афганистане. Бойцы прикрывали тылы, пока мы спасали летчиков и вертолеты. Штаб располагался в Моздоке, а дежурных аэродромов было много — и Ханкала, и Грозный-Северный, и другие.Источник: Российская газета. Интервью Анатолия Жукова

В 1996 году Россия подписала с непризнанной республикой Хасавюртовское соглашение по которому обязана была вывести войска. Александр считал, что если бы не это перемирие, то боевиков бы обязательно «додавили» и уже в 1999 году не пришлось бы начинать все заново.

Впрочем, в 1999 году все действительно началось заново. Правда и армия была больше готова к таким военным операциям. Появилась новая техника, учли ошибки прошлого. Спасать и эвакуировать теперь стали не только летчиков, но и группы спецназа оказавшиеся на территории боевиков, мирных жителей и раненых.

Вторая чеченская началась со вторжения боевиков в Дагестан
Вторая чеченская началась со вторжения боевиков в Дагестан

Так 30 января 1999 года в Аргунском ущелье у села Харсеной высадили группу спецназа ГРУ. Отряд сразу попал в засаду боевиков и вынужден был уходить от преследования. За бойцами вылетел вертолет Ми-8 с командиров 325-го вертолетного полка и Героем Советского Союза Николаем Майдановым. К сожалению вертолет засекли еще на подлете и он попал под огонь. Одна из пуль попала в Николая. Управление взял на себя штурман и вернул машину на базу. Николая спасти не удалось.

Последующие несколько попыток вытащить спецназ не увенчались успехом. Тогда за дело взялся Александр Жуков. Вертолет долетел до места, где находился спецназ. Александр спустился к разведчикам и помогал поднять тех, кому была необходима срочная помощь. Но и боевики не сидели сложа руки. Они открыли огонь и пришлось срочно прервать операцию, чтобы не потерять еще один вертолет.

Александр остался на земле с разведчиками. Решили переночевать в лесу и найти хорошее место для посадки вертолетов, когда те вновь вернутся. На рассвете вновь вызвали вертушки. На этот раз эвакуация происходила очень быстро. Крепить людей начали в специальные кресла и поднимали по лебедкам.

Когда боевики подошли к месту эвакуации на расстояние с которого можно эффективно вести огонь, то на земле оставались лишь Александр, его помощник Анатолий Мартынов и снайпер Дмитрий Бегленко.

Оружия у ребят при себе не было, а у снайпера закончились патроны. Только у Мартынова в подсумке лежало три гранаты Ф-1. Втроем они попытались бежать, но боевики окружили их и прижали к ручью. Александр вынул чеку из гранаты и стал ждать, когда боевики подойдут. Остальные сделали то же самое, чтобы не попасть в плен.

Жуков с товарищами на аэродроме в Грозном
Жуков с товарищами на аэродроме в Грозном

Но тут в укрытие ребят прилетела граната РГД. Казалось бы, что это конец. Александр даже начал считать. Но ничего не произошло. Видимо бандиты решили так выкурить военных, чтобы не рисковать самим. В итоге Александр решил, что еще не время, «поживем пока» и бросил свою гранату в сторону боевиков. Его примеру последовали Анатолий и Дмитрий, после чего все попытались сбежать из окружения.

Сбежать не получилось. Боевики догнали всех троих и повалили на землю. Особо не церемонились и не жалели. Один из боевиков достав нож начал говорить, что он сейчас сделает с Александром, на что получил ответ: «давай, если тебе больше делать нечего». Спасло только то, что из его куртки кто-то из бандитов достал удостоверение подполковника из штаба СКВО. Решили, что выгоднее будет обменять Александра или продать.

Позже оказалось, что бойцы попали в руки к одному из самых печально известных «полевых командиров» Салаудину Тимирбулатову по прозвищу «Тракторист», который любил записывать все, что он делает на видеокамеру.

Тракторист требовал, чтобы Александр вызвал вертушки для эвакуации. Хотели устроить засаду и захватить вертолет с экипажем или сбить. Как стало известно — в этот день они уже сбили один Ми-24. И вот решили, что их снова ждет удача.

Жуков понимал, что в случае отказа с ним не будут церемониться. Но и предать своих он не мог. Сказал, что нужно ждать утра. Ночью никто не полетит. Но с рассветом Тракторист пришел с рацией и опять потребовал вызывать «эвакуацию». Жуков сообразил, что можно сделать. Он по рации стал называть себя позывным Майданова — майора, который первым вылетел за группой и который не смог вернуться с задания. В штабе сразу поняли, что Жуков в руках боевиков.

Боевики в горах. Фото: Wikimedia Commons
Боевики в горах. Фото: Wikimedia Commons

Вертолеты прилетели для вида, покружили и улетели обратно. Тракторист был зол. Говорил, что Жуков их как-то предупредил. Но доказать ничего не мог. Поэтому сохранил жизнь офицеру.

Начались тяжелые дни бесконечных допросов, попыток переманить на свою сторону или принять ислам. Жуков тянул время. Говорил, что ему нужно разобраться в этой религии. Что он и в церковь то не ходил. Что нужно принимать такие решения без давления. Все это время командование не оставляло попыток вытащить подполковника. Переговоры вели с бандой Бараева. В итоге Бараеву и передали Александра Жукова для обмена.

По воспоминаниям в отряде Бараева были не только чеченцы, но и русские, украинцы, арабы, иорданцы и другой международный сброд. Стали готовить ребят к обмену. Командование выслало им бумажку с вопросами, ответы на которые могли знать только они. Это для того, чтобы удостовериться, что меняют именно на тех, о ком договорились. И что это не ловушка.

Только вот попытка обмена сорвалась. По квадрату где он должен был происходить нанесла удар артиллерия и боевики посчитали это срывом договоренностей. Правда Анатолию и Дмитрию все же удалось освободиться. Их у боевиков выпросили мирные жители, чтобы отправить навстречу российским военным и сообщить ,что в селе больше нет боевиков и «работать» по селу артиллерией не нужно.

Жукову же предстояла встреча с самим Хаттабом. Перед этим его психологически обрабатывал местный имам, просил принять ислам. Затем говорил, что Хаттабу надо отвечать четко и по существу. В итоге Хаттаб вызвал Дмитрия к себе и спросил через переводчика примет ли тот новую веру.

Российские военные в Комсомольском
Российские военные в Комсомольском

Из диалога было понятно, что если сказать нет, то живым из землянки не выйти. В общем Дмитрий набрал воздуха в грудь, готовясь сказать это самое свое последнее «нет». Но жизнь ему спас тот самый имам. Он заявил, что офицер уже колеблется и в ближайшие дни уже сломается и примет веру. В общем такой ответ Хаттаба удовлетворил и он решил подождать.

В это же время начались тяжелые бои. Боевикам стало не до Александра. Его передали Гелаеву в Комсомольское. Но село блокировали Федеральные силы. У Гелаева оставалось в отряде человек 500. Он приказал им разбиться на группы и уходить.

18 марта Жукова и других захваченных российских солдат погнали через минные поля, чтобы обеспечить себе проход. Вслед лишь крикнули «Как Аллах решит. Повезет — останешься живым». Первое минное поле прошли успешно. Дальше оказались у реки Гойта. Александр решил, что здесь и мин то быть не может. Но оказалось, что здесь его ждала другая опасность. Со всех сторон из засады открыли шквальный огонь, не особо понимая, что в отряде могут быть и захваченные русские солдаты и офицеры:

Никто из наших в ту ночь не мог даже предположить, что впереди прорывающихся бандитов в качестве живого щита будет идти — подполковник Александр Жуков…Бандиты, опасаясь растяжек и мин-ловушек, поставили пленного впереди себя. Уже в первые минуты боя охранявшие Жукова бандиты пали. Сам он получил ранения…Упал в воду. Но, пересиливая боль, закричал: «Ребята, я свой. Подполковник Жуков!.. Помогите!» источник: Трошев Г. Н. Моя война. Чеченский дневник окопного генерала.

Жуков стал тонуть. Но решил не сдаваться. Стал отталкиваться от дна уцелевшей ногой. Добрался до берега. Стал кричать что свой. Только боялся, что не поверят. Добьют, а потом и не отличат от остальных:

Александр Жуков. Источник: Российская газета. Фото из личного архива Жукова
Александр Жуков. Источник: Российская газета. Фото из личного архива Жукова

Боец, я — свой, подполковник из штаба СКВО Жуков». Солдат отзывается: А ты где? Не вижу». Думаю: если укажу точные ориентиры, выпустит очередь из автомата на всякий случай, добьет, и конец истории. Кто будет в такой ситуации разбираться? Российская газета. Интервью Анатолия Жукова

В итоге нашли офицера СОБРа, который лично знал Жукова. Тот подтвердил, что он тот за кого себя выдает. Доставили Жукова в Ханкалу. И снова ему повезло. По случаю прилета президента там развернули первоклассный полевой госпиталь. Врачи достали Жукова буквально с того света.

Когда Жуков пришел в себя, то перед ним стоял Командующий группировкой генерал Трошев и с ним Ахмат Кадыров:

встречал Ахмата-Хаджи в плену. Он присутствовал на одном из первых моих допросов. Лично не допрашивал, не угрожал, нет, этого не было. Беседовал. Как муфтий Ичкерии. Уже потом Кадыров перешел на нашу сторону. Он ведь с босоногого детства знал Трошева, они вместе росли в Грозном. Видимо, Геннадий Николаевич и убедил Ахмата-Хаджи отказаться от поддержки боевиков. Источник: Российская газета. Интервью Александра Жукова

Трошев хотел выяснить, кто открыл огонь по подполковнику. Но Жуков ответил «Был ближний бой, шквальный огонь велся со всех сторон». Кадыров одобрительно посмотрел на Александра и сказал «Считаю, он достоин звания Героя России».

Указ о присвоении звания Героя вышел 17 июня 2000-го. 23 февраля 2001 года Президент России Владимир Путин устраивал торжественный прием по случаю Дня защитника Отечества, где лично закрепил Звезду на китель Жукова.

После этого Александр не оставил службу. Ему дали год реабилитации. Весной 2001 года он стал начальником поисково-спасательной парашютно-десантной службы 4-й армии СКВО. За пять последующих лет совершил еще 700 прыжков с парашютом.

Кстати, ему вновь довелось встретиться с «Трактористом». В январе 2001 года Жукова пригласили в Нальчик, где и слушали дело Салаутдина Темирбулатова. Тот полностью отрицал свою причастность к похищениям людей. Но показания Жукова полностью обличили этого «человека» (если его можно так назвать).

Мужские Забавы
Добавить комментарии

Что Хаттаб сказал русскому офицеру попавшему к нему в руки и почему его отправили на мины
Какие секс-игрушки самые популярные среди девушек
Adblock
detector