Премия

Проснулся внезапно, словно турецкая сабля отрубила мои мысли вместе с головой и оставшимися сновидениями. И мысль пронзила мой еще не совсем протрезвевший мозг: куда я дел премию. Десять тысяч почти новыми бумажками, кажется, что пальцы еще пахнут типографской краской. Может быть три варианта: потерял, спрятал или отдал жене. Последний – самый отвратительный. Но у нее нельзя спрашивать – а если я ее потерял. Она тогда перепилит нервную систему, как деревообрабатывающий станок: медленно и с особым наслаждением патологического изуверства.

В следующий раз надо прятать частями. С женой разговор пришлось начать издалека. — Дорогая, ты сегодня хорошо выглядишь, — она промолчала, а это уже хороший знак. – Нам вчера на работе хотели выдать премию… — Вам уже третий год обещают вашу премию, а вы, как девушки, всему верите. Кукиш с маслом – вот ваша премия. Ух, значит, ей не отдавал. Осталось два варианта: или потерял, или спрятал. Но, кажется, я вчера искал место, куда бы ее заныкать. Значит, все-таки донес. Теперь надо попытаться вспомнить заветное место. Надо мыслить логически, хотя голова-то болит. Куда баба не должна лезть? В карманах смотреть бесполезно, наверняка, там стерильная невинность. Остается три варианта: инструменты, унитазный бачок и книги. — Дорогая, я вчера случайно ничего не чинил? — Это тебя вчера надо было чинить. Твои инструменты уже паутиной покрылись. Ты последний гвоздь в руках держал до моей невинности. А это, насколько помню, было в прошлом веке. Отлично, остался бачок и книги. Но в бачке я новые хрустящие бумажки не смог бы утопить. Я бы скорее сам бы там утопился, чем пойти на такое преступление. Теперь надо выбрать между Толстым и Достоевским. У Достоевского томов меньше, но они толще. — Вы что вчера пили?- не унималась жена. – Первый раз за сорок лет ты с похмелья книжки начал читать. Лучше бы ковер вытряс. Уже год обещаешь. — Отстань. У других мужья бегут похмеляться, а я вот литературу читаю. А ты опять недовольна. -Тебе повезло со мной, а мне с тобой нет. Год прошу вытрясти ковер, а у тебя то пьянка, то литература. Я понял, что головная боль будет еще сильнее, если не вытрясу ковер. Почитать еще успею. Я приподнял край ковра и там увидел десять новых бумажек. Когда выходил с ковром на улицу, я поцеловал жену. — Ты что с ума сошел?- возмущенно спросила она. Но я на нее почему-то не обиделся. Tags: ПрозаProject: Author: Триумфов С.
Источник: http://pirooog.ru/premiya/

Мы слишком хорошо стали жить

Бывшая заводская столовая

Я уже давно на пенсии. Трудовой стаж огромный. Впервые начала работать в 1964 году на станкостроительном заводе имени Фрунзе. Мои родители были учителями. Мама хотела, чтобы я тоже поступила в пединститут и продолжила добрую семейную традицию. У меня же душа не лежала к обучению детей. Нервов не хватало.

Выбрала станкостроение. Я хотела работать наравне с мужчинами. Не стыдилась запачкать руки и работать физически. Разве не этого добивались женщины в течение XIX-XX века? Равные условия труда, равные права…

У меня за плечами три высших образования. Замечу: бесплатных высших образования. На заводе познакомилась со своим будущим мужем. Родила двоих детей.

Сейчас я наблюдаю странную картину...

На выходных приехала одна из внучек в гости. Я стала расспрашивать о её планах на будущее. Она сказала, что планирует учиться на психолога. Работать физически принципиально не хочет, будто это что-то зазорное.

Когда я рассказываю, что в молодости не чуралась любого труда, то она машет рукой и говорит: "ну это же после войны… тогда все физически работали". Какой войны? Моя молодость пришлась на вторую половину шестидесятых…

Может я уже стара и плохо соображаю, но всё же… Мне кажется, что слишком хорошо стали жить, обычного труда стесняемся, будто это что-то зазорное. Как к такому пришли?!

Жена попросила похмельного мужа сходить в магазин. То, что он оттуда принёс, привело её в изумление!

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх