Последние комментарии

  • ЯНА126 августа, 9:49
    Закончить школу на тройки и легкая стадия олигофрении - это как бы не одно и то же. И наследников от такой жены рожат...Жених для деревенской простушки
  • Анна Тихонова26 августа, 9:14
    На одном дыхании! Очень понравился рассказ. В стиле про Клепу..ГЕРМАН
  • Алла26 августа, 8:45
    Моей подруги брат на такой женился и ничего, живут. А тогда все были в шоке.Жених для деревенской простушки

Меценат

Трогательная старушка в беретике набекрень покупала молоко «36 копеек». Отсчитывала кассиру шестьдесят рублей – жалкое перо на шапчонке, негодующе подрагивало от ужасающей инфляции.

Стоявший следом Петров подумал с нахлынувшей жалостью: «А дома поди плачет, поминает молочко по тридцать шесть коп…» – и, в каком-то порыве подался от кассы назад – в торговый зал.

– Постойте. – нагнал он петлявшую по торговому центру, от витрины к витрине старушку. – Это вам.

Вручил пакет, и, стушевавшись, с подступившим комом, быстро пошел прочь.

«Сделав добро, забудь. – билось в благородном мозгу. – Как это верно! Как правиль…»/

– Бонба! – раздалось истошное, словно кого резали по живому, и народ организованно кинулся эвакуироваться: визжа, сталкиваясь и набивая шишки…

– Это не бомба. – разочаровали бдительную старуху в службе безопасности. – Это ананас. А вы, гражданин Петров, предупредили бы старого человека, что ей суете на ровном месте.

– Ахти! – всплеснула шкрабками бабка. – Это я сослепу на ананас согрешила!…

«Ты, кажись, и под себя согрешила…» – беззлобно подумал добряк Петров, едва улавливая характерный запашок испуга.

Покидая службу безопасности, идейный распространитель даровых ананасов поводил ноющими плечами, – охрана изрядно его помяла, когда вязала. Печалиться некогда – предстояло еще сделать покупки.

Он выбирал добрый табачок в лавке, когда за спиной раздалось: – Сынок, ты почто мне ананас всучил, ась?

Старуха.

– Подарок, бабушка. – милостиво пояснил Петров. – Кушайте ананас с молоком, и понизьте бдительность, не то отстегнете подковы при виде какой-нибудь маракуйи. Прощайте.

– Стой! – потребовала та и что булавки, воткнула подозрительные глазенки. – Нас снимала скрытая камера? Плюс сто пятьсот? Сам себе режиссер?

– Нет. – от души рассмеялся Петров. – Думаю, пенсия у вас маленькая, вот я вам и… От сердца одним словом.

Положительно, на забавную старушку нельзя сердиться. Насвистывая, Петров в отличном настроении отправился в обувные ряды.

Он так и сяк примерял глянувшиеся кеды, как вдруг…

– Я тебя узнала.

– О, господи! – схватился за сердце Петров. Увлеченный, он не знал, что старуха наблюдает за ним с соседней кушетки, осуждающе болтая калошами.

– Ты кандидат в депутаты от района. Голос мой покупаешь, ага! – ущучила бабка пройдошливого политика.

– Вы обознались. – рассердился Петров. – Хавайте ананас смело, – ваш решающий пришепетывающий дискант остается вам. Отдадите кому хотите, дай бог несчастному терпения…
И чертыхаясь, отправился за брюками.

Покидая примерочную, Петров уперся в старуху.

– Не ты позапрошлым годом дизельным Крузаком меня сбил? – погрозила крючковатым пальцем. – Совесть заела, давитель старух и морали? Харю наел, что запаску!

– Об тебя Камаз расколется, бабка! – замахнулся штанами Петров и убежал в кинотеатр – пересидеть этот внезапный, как любовь геморрой.

– Ты черный риэлтор. – безапелляционно заявили ему на выходе из зала.

Три часа эпопеи «Аватар» не сломили генератор инсинуаций и гипотез! – по старухе несомненно плакал шлако-клоако-канал РЕН ТВ…

– К квартире подбираешься?! – воскликнула она.

– Свою тебе завещаю, только отстань… – задушевно попросил Петров и скрылся в отдел женского белья и затаился у вешалок с волнующими предметами дамского гардероба.

«Сюда не сунется. – решил он, нежно беря в руки хитросплетение веревочек с биркой «трусы». – Отгремели её любовные баталии, остались воспоминания с начесом, ха-ха!…».

– Да ты извращенец!.. – ахнула бабка, жадно разглядывая бок о бок с Петровым исподний срам. – Глаз на старуху положил?!

Взбешенный, Петров кинулся прочь, позабыв про трусики в руке. Сработала сигнализация.

– Подписка о невыезде. – равнодушно констатировал полицейский в отделении, куда доставили невольного трусокрада. Веревочное белье оказалось эксклюзивным и очень дорогим.

Уважающий даже сигналы светофора, не то что уголовный кодекс, Петров покидал отделение совершенно оглушенный и раздавленный: «Савва блядь Ананасов. Меценат хуев!..» – корил он себя.

Старуха ждала на улице… Ананас не давал ей дышать.

– Три года общего режима. – равнодушно констатировал судья. Перебинтованная, подгипсованная усилиями Петрова до средней степени тяжести, старушка благосклонно выслушала приговор…

Когда Петров покидал узилище по УДО, на улице его ждали…

© Bolдырев

http://tanuna.ru/mecenat.html

Популярное

))}
Loading...
наверх