Как офицер-шифровальщик воспитывал лжегаишников с большой дороги

Мне, как помощнику начальника штаба авиаполка по спецсвязи довольно часто приходилось ездить с секретными документами. Если все они помещались в портфель или чемоданчик, я не обременял себя вооружённой охраной, ограничиваясь одним табельным пистолетом. Но если мне нужно было перевозить свою шифровальную аппаратуру, то тут уж я брал с собой пару бойцов с калашами.

Как офицер-шифровальщик воспитывал лжегаишников с большой дороги 8 Отдел, Шифровальщики, армия
 
0  
 

Источник: avatars.mds.yandex.net

В тот день мне нужно было выполнить перевозку техники в штаб дивизии, для которой я взял уже хорошо знакомых мне двух кавказцев.
Довелось как-то встрять вместе с ними в пару переделок, причём обе в одной поездке, когда я перевозил свою технику поездом. Бойцы показали себя наилучшим образом. Поэтому каждый раз я просил у командира ОБАТО именно этих ребят.

Загрузили мою технику в КУНГ, ещё раз обговорили с моими охранниками сигналы взаимодействия, поехали. Ехать предстояло недалеко, до штаба дивизии каких-то пара десятков км. Ездил я по этому маршруту чуть ли не каждую неделю и хорошо знал, что на этом пути всего один совмещённый пост ГАИ – ВАИ на въезде в город. Никаких иных постов по дороге и близко не было.

У меня в таких поездках на лобовом стекле всегда была табличка фельдъегерско-почтовой связи установленного образца, плюс к этому под рукой красная корочка, выданная этим же учреждением, не говоря уже о бумагах своего штаба. Обычно, когда я проезжал через пост гаишников, те, видя военные номера, вообще никак на мою машину не реагировали, а инспектор ВАИ, увидев заметную табличку ФПС, тоже давал отмашку на беспрепятственный проезд. Очень редко, если попадался совсем уж дотошный инспектор, делавший знак остановиться, я просил водителя притормозить возле этого зануды, не вылезая из кабины показывал у него перед носом раскрытое удостоверение ФПС и ехал себе дальше, даже если он и выражал своё «ф». Обычно этого было достаточно.

В этот же раз всё было несколько иначе. Этот «подвижный пост ГАИ – ВАИ» я заметил не сразу. Даже как-то не пришло в голову, что самый обычный УАЗик, приткнувшийся на обочине, может быть каким-то постом. И тем не менее. Пост, который изображал этот УАЗик, судя по всему, был сдвоенный: милицейский сержант и армейский прапорщик с чёрными петлицами. Сержант на моё появление не отреагировал никак, а прапор начал усиленно махать своим фаллоимитатором, приказывая остановиться. Даю команду своему водителю слегка притормозить и через открытое окно «газона» показываю своё удостоверение. Одновременно другой рукой указываю этому слепому прапорщику на табличку ФПС на стекле. Но всего этого доморощенному ВАИ-шнику показалось маловато. Видимо, нужны были ещё какие-то, более убедительные доказательства нашей состоятельности. И он таки решил их получить.

Мы благополучно миновали этот самопальный пост и уже ехали дальше, как слышу, мой водитель говорит: «Товарищ капитан, а эти-то нас догоняют». Какие ещё «эти»? Смотрю в зеркало заднего вида. Точно, военный УАЗик, принадлежавший тормозившим нас инспекторам дорожного движения, резво нагоняет нас, нервно сигналя. Останавливаться я и не собирался, – не та публика. Мало кто имеет право командовать мною при перевозке спецтехники. Да и то сказать, пост какой-то явно левый, никогда его тут не было, шоссе не оживлённое, да мало ли кто тут решил помахать палкой на дороге. Посигналят, да и отстанут. Кратко высказав всё это водителю, дал команду продолжать движение с той же скоростью. Да не тут-то было. Эти ухари на своей машине начали нас нагло подрезать и прижимать к обочине. Ну, это уж слишком.

Даю команду по внутреннему переговорному устройству между кабиной водителя и КУНГом своим нукерам: «После остановки – к машине. Немедленно. Возможно нападение». Мой водитель останавливает наш «газон», затормозив так, чтобы УАЗ этих «соловьёв-разбойников» проскочил вперёд. Быстро выхожу из машины сам и боковым зрением фиксирую, как оба моих бойца резво выпрыгивают через заднюю дверь салона. Негромко отдаю распоряжения своим воинам пока не подошли эти «тормозилы». Те же не торопясь вальяжно приближаются, помахивая своими палками с выражением неподдельного возмущения на своих физиономиях.

И тут их ждёт маленький нежданчик. Когда до меня с машиной остаётся метра три, оба моих аварца, до этого не видные из-за машины, выныривают с двух сторон с направленными на мента и прапора стволами и командуют чуть ли не хором: «Стоять на мэстэ!» Оба замерли с открытыми ртами, но милицейский сержант потянулся к своей кобуре, что мне очень не понравилось. Ужесточаю команду: «Не вздумайте оружие трогать! Стреляю без предупреждения! Оба подошли к машине! Руки на машину, так, чтобы я их видел!» А чего тут церемониться? Такой наезд, считай, попытка нападения на ФПС-ников при исполнении обязанностей. Какие уж тут шутки. До этих «инспекторов», видимо, дошло, что наехали они не на тех, и церемониться с ними тут никто особо не собирается. Но всё-таки пытаются сохранить лицо и высказывают какие-то возмущения по поводу моих «незаконных» действий. В ответ на всё это я требую достать свои документы. Достают и протягивают свои служебные удостоверения.

– А где ваши документы, подтверждающие, что вы несёте службу в качестве подвижного поста ГАИ – ВАИ?

– Нам их не дали.

– Вас что, отправили, не дав даже простой бумажки на право патрулирования?

– Да нам никогда ничего такого не дают.

– А как такое может быть, что вы оба не знаете, что машины со знаком «ФПС» остановке и досмотру не подлежат? А вы мало того, что пытались нас остановить, это бы ещё простительно, так вы ещё стали тормозить и подрезать нас. Откуда я знаю, что вы инспектора ГАИ – ВАИ, а не диверсанты, устроившие нам засаду на дороге? Да и сейчас я не знаю, как вас воспринимать. То ли вам действительно так ставили задачу, не дав документов, то ли вы решили подкалымить в свободное от службы время.

Вижу, что при этих словах оба малость напряглись.

– В общем так. Вас, товарищ сержант я не задерживаю, вы не из моей епархии, и к вам у меня вопросов нет. А вот с вами, товарищ прапорщик, разберёмся более детально. Ваше удостоверение я забираю. Получите его у коменданта гарнизона. Надеюсь, адрес знаете. Пусть он разбирается с вами и вашими начальниками. Заодно вам там расскажут, какие машины можно останавливать, а какие нет. Прапор попытался вякать что-то оправдательно-возмущённое, но я, вручив сержанту его картон, и положив удостоверение прапорщика себе в карман, сказал, что оба свободны. Проследив, как они удалились в свой шарабан, дал команду своим бойцам запрыгивать в машину и залез в кабину сам.

Пришлось, конечно, заезжать в комендатуру. С комендантом мы были в хороших отношениях, время от времени я консультировал его по некоторым вопросам. Поэтому мой рассказ он воспринял с пониманием, забрав удостоверение доморощенного «инспектора» и сказав, что разберётся.

И таки да, разобрался. Никто, оказывается, не уполномочивал этого прапора выходить с жезлом на большую дорогу. Чисто его личная инициатива. Вот только что он мог слупить с военного водителя, для меня так и осталось загадкой.
Как офицер-шифровальщик воспитывал лжегаишников с большой дороги 8 Отдел, Шифровальщики, армия
 
0  
 

Источник: avatars.mds.yandex.net

P.S. Завершение цикла статей

Этот рейс лишил сна многих начальников…

Один прапорщик, два солдата, три ствола и секретная техника испарились без следа…

Наехал на офицера-перевозчика – добро пожаловать в КПЗ

Добрым словом и пистолетом можно даже патруль уговорить. Но автоматом лучше

Источник: zen.yandex.ru



Источник: https://fishki.net/2872625-kak-oficer-shifrovalywik-vospityval-lzhegaishnikov-s-bolyshoj-dorogi.html © Fishki.net

Малыш-бедняк не мог купить продукты. И тогда владелец магазина придумал классный трюк!

1

Однажды я зашел в маленький продуктовый магазинчик купить картофель и молоко. И тут заметил маленького мальчика, очень худенького и в рваной одежде. Он жадно смотрел на свежий зеленый горошек.

Я заплатил за свои продукты и обратил внимание на стоимость горошка, ведь ребенок просто стоял и смотрел на него. Обдумывая ситуацию, я ненароком услышал разговор между мистером Миллером, владельцем магазина, и мальчиком в рваной одежде.

«Привет, Гарри», — сказал Миллер бедному мальчику. «Как у тебя сегодня дела?

»

«Здравствуйте, мистер Миллер. Я в порядке, спасибо. Просто любуюсь этим горошком, он такой красивый…»

«Да, он хорош. Как твоя мама, Гарри?»

«Ей становится все лучше и лучше!»

«Это очень хорошо. Я могу тебе чем-то помочь, Гарри?»

«Ничем, сэр. Я просто любуюсь горошком».

«Может, ты хочешь взять немного?», — спросил Миллер.

«Нет, сэр. Мне нечем заплатить».

«Ну может у тебя есть что-то для продажи? Некоторые дети продавали мне свои стеклянные шарики в обмен на еду».

«О, у меня тоже есть стеклянный шарик!», — сказал Гарри, и начал рыться в кармане. «Но у меня всего один».

«Да? Дай-ка я посмотрю на него», — произнес Миллер.

Мальчик протянул руку, в которой был голубой шарик: «Вот он. Красивый, правда?»

«Конечно», — ответил Миллер, изучая шарик.

«Только он синий, а я хотел красный. У тебя дома есть такой же красный?»

«Думаю да. Надо посмотреть».

«Скажу тебе вот что. Возьми домой этот пакет с горошком, а в следующий раз, когда будешь идти мимо, занесешь мне красный шарик».

«В самом деле? Обязательно занесу, мистер Миллер!».

Миссис Миллер, которая стояла рядом, подошла, чтобы помочь мне. Заметив мой интерес к обмену, она улыбнулась и сказала: «В этом городке есть еще два таких же бедных мальчика. Это ужасно. Джо просто любит торговаться с ними. Он продает им горох, яблоки, помидоры и другие продукты. И покупает у них стеклянные шарики. Сначала он говорит, что ему не нравится их цвет. Потом, когда они возвращаются с красным шариком, Джо решает, что теперь ему не нравится этот цвет. Он отправляет мальчиков домой с пакетом продуктов и просит принести зеленый или оранжевый шарик. И так постоянно».

Я с улыбкой вышел из магазина, пораженный добротой этого человека.

Через некоторое время я переехал в Монтану, но никогда не забывал историю Миллера, мальчиков и их обмен шариками. Прошло несколько лет. Каждый следующий пролетал быстрее предыдущего. Совсем недавно мне довелось посетить старых друзей в Колорадо, и там я узнал, что Миллер умер.

В тот день как раз были похороны, и мои друзья не могли не пойти. Я согласился сопровождать их.

По прибытии в морг мы встретились с родственниками, и выразили им свои соболезнования. Впереди нас шли трое молодых людей. Один из них был в военной форме, у двух других были красивые прически, темные костюмы и белые рубашки. Выглядели они достойно.

Они подошли к миссис Миллер. Каждый из них обнял ее, поцеловал в щеку, сказал несколько слов и перешел к гробу Миллера. Она затуманенным взглядом наблюдала, как каждый молодой человек ненадолго останавливался и прикладывал свою теплую руку к холодной, бледной руке в гробу. Все они покинули морг, вытирая слезы.

Пришел наш черед встретиться с миссис Миллер. Я сказал ей, кто я, и напомнил ей историю, произошедшую много лет назад, о которой она мне рассказывала. Об обмене продуктов на стеклянные шарики. Ее глаза блестели, она взяла меня за руку и подвела к гробу.

«Эти трое молодых людей, которые только что вышли, и есть те мальчики, о которых я вам рассказывала. Они просто сказали мне, что очень ценят то, что Джо для них сделал. Теперь, когда Джо не может изменить свое мнение о цвете или размере шарика, они пришли отдать свой долг. Мы никогда не были очень богаты, но сейчас Джо может считать себя самым богатым человеком в Колорадо».

С любовью и нежностью она подняла безжизненные пальцы своего умершего мужа. Под ними сияли три красных стеклянных шарика…

Популярное в

))}
Loading...
наверх