О том, как муж «поставил» на меня 1000 долларов. История шестой пощечины

У меня было очень хорошее, лёгкое настроение… Я доработала «технику», придуманную мужем для курса «повышения креативности», и даже испытала её. Мне не нравится слово «креативность», и я не совсем понимаю людей, которые выбирают себе творческую профессию, а потом начинают суетиться из-за того, что «креативности» им позарез не хватает.

И тут-то, как правило, и приходят на помощь спецы вроде моего бывшего мужа. Но мне так хотелось помочь ему, и мне хотелось — да-да, показать (доказать?), что я вот такая… Короче, гордыня взыграла, это у меня часто в молодости случалось. И я ждала его с работы, чтобы рассказать ему… Рассказать о том, как погрузилась в состояние между сном и явью, и была цель — представить жизнь в Древнем Египте, но какого-то лешего я подумала о шумерах, которые в свое время научили египтян пьянствовать, а потом в Египте случился переворот. Короче, сознание мое переключилось, и египтяне моментально ускользали из сознания… И я поняла, что возникший город, на который я смотрела с какого-то возвышения — Вавилон. Грозные храмы серого и желтого цвета, темнолицые люди, верблюды и ослы, жара и пыль… Но мне надо было что-то такое… Необычное! И я «нашла» храм, в котором была «биржа» талантов. Внутри — светильники и жаровни, и жрецы в высоких шапках, и лопатообразные их бороды были завитыми, украшенными какими-то висюльками… В этом храме торговали тем, что даруется Богом бесплатно. Торговали или обменивались. Бедняки из окрестностей и других стран приводили в него своих детей, и их глаза их резало от дыма, и тяжелый запах благовоний оставлял неприятный привкус в гортани. Бедные люди выставляли на торги свои таланты, или таланты своих детей, и ждали покупателей… Впрочем, в последних никогда не было отбоя. Они приводили своих отпрысков, а потом жрец совершал ритуал, увидев который, мне стало не по себе. К этому времени я уже не дремала даже, а заснула, поэтому совсем не испугалась, когда жрец заметил меня, топнул ногой, от чего у него в бороде зазвенели украшения. Он взмахнул жезлом, я обозвала его Навуходоносором фиговым, после чего проснулась. Да, у меня билось сердце. То, что я увидела, показалось мне очень «креативным». Если перенести этот сюжет 70-е годы 20-го века, в какой-нибудь Стэндфордский институт… И вот там есть лаборатория, и уже современные «жрецы» ставят подобные опыты. Это ведь классная тема для фантастического фильма, с элементами ужасов! В общем, я проснулась, записала увиденное, и помню, что завершила так: «Но счастья этот обмен даров на деньги – не приносил никому…» В нетерпении я позвонила мужу, стала рассказывать, и поняла… Что он выпил, что он даже пьян. — Ты где? – спросила я. — Мы тут с коллегами отмечаем одно дело. Я тут поспорил, — невнятно ответил он. И уже обращаясь к «коллегам », сказал, — А это моя любимая жена звонит! Самая умная и красивая… Мне стало обидно, я тут так старалась… Хотела сделать ему приятное, чтобы его «курс» стал самым лучшим! А он отмечает какое-то дело. — Навуходоносор ты фигов, — сказала я ему. И нажала на кнопку в телефоне. Конец связи! Он явился через полтора часа, и с порога стал заваливать меня пьяными комплиментами, которые я не оценила. Я вообще считаю, что всё, что совершается в пьяном виде – неполноценно, криво, и с изъяном. В муже было что-то от аля-Ипполита из «Иронии…», то есть от его финальной стадии опьянения. Он был и мил, и противен одновременно. И он произнес: — Я на тебя тысячу долларов поставил! Ты мне поможешь их выиграть, и я отдам их тебе, на безделушки. Я не врубилась. Совсем. Переспросила: — Как поставил? Где? Я тебе не лошадь на ипподроме. — Я с Толиком поспорил. На тебя. На твой ум. А он – на свою жену. Ну… С Толиком. На её ум. С Анатолием Владимировичем, ты его знаешь. Тыщу долларов! — Повтори ещё раз? — Что… что повторить? А… Мы стали хвалиться женами, а потом заспорили, у кого жена лучше? Лучше ведь у меня, так? Ты не против этого? А Сеня сказал, что будет нашим арбитром. И он решит, чья лучше. Но нужно к завтрашнему дню доказательство. Что ты умнее Наташи. Ты там вроде что-то дорабатывала у меня… Ну… Вот оно может и подойдет… А деньги я тебе отдам. Ух, я влепила ему пощечину. Всего, за жизнь с ним, я влепила ему… сейчас посчитаю. О! Девять штук. Это была шестая. До развода оставалось ещё целых три. — За что? – прокричал он. — За спор, — ответила я. — За ставку. Мне стало обидно, но уже так, сильно-сильно. Я заплакала. Потом долго извинялся, после чего завалился спать-храпеть. А я к тому времени уже разорвала рассказ, и решила, что ничего ему не скажу о том, как я улучшила его «технику». «Обойдутся его полукреативные люди», — так подумала я. А ещё я успела позвонить Наташе, у меня был её номер, но поговорить толком не удалось. У неё был злой голос, и она сказала, что занята. Кажется, я поняла, чем именно – в трубке были слышны оправдательные даже не возгласы, а всхлипы Анатолия Владимировича. Он же – Толик. Утром муж выглядел виноватым, и вёл себя соответствующе. — Прости, — сказал он. – Даже не знаю, что нашло на нас вчера… — Прощаю. А насчет спора — не волнуйся. Мы его аннулировали. — Кто аннулировал? — Жены. Мы. Самые умные и красивые.
Источник: http://pirooog.ru/o-tom-kak-muzh-postavil-na-menya-1000-doll...