Последние комментарии

  • Valent
    (Ваше превосходительство!) Про Кузьмина и Сусанина читал, про Середу - тоже, похоже на правду, про первых двух информ...ПОЛЕВАЯ КУХНЯ
  • Татьяна А
    Правда какую то чепухуКрасивая смелая женщина на грани нервного срыва
  • avi Владимир
    Не верится?  А как Николай Сиротинин один танковую колонну три часа громил, тоже не верится? В отличие от Вас, гитлер...ПОЛЕВАЯ КУХНЯ

Боевой фристайл

«За персидскими же всадниками обыкновенно бежали пешие воины, держась за хвосты лошадей. Так они пробегали большие расстояния, удивляя тем лидийцев.»

вроде бы из Геродота


Утром за завтраком начфиз полка ВДВ сообщил жене:

– Сегодня еду встречать комиссию из Москвы, домой приду поздно.

– Ты уж, Васенька, постарайся пить поменьше, – заволновалась жена, – помнишь, как тебе в прошлый раз нехорошо было?

– Постараюсь, – горько ответил начфиз и поднялся из-за стола.

Как заведено в любой уважающей себя части, начфиз десантников отвечал за спецсауну, поэтому культурная (в военном понимании) программа проверяющих в буквальном смысле ложилась на его плечи, и ему не раз приходилось выволакивать из предбанника практически бездыханных командиров и начальников всех степеней.

Обычно комиссии из верхних штабов встречал сам командир, но в этот раз ответственное мероприятие было возложено непосредственно на начфиза, из чего он сделал вывод, что, либо едут проверять физподготовку полка, либо комиссия какая-нибудь незначительная, вроде котлонадзора или ВАИ.

На практике, однако, вышло по-другому.

После того, как схлынула толпа пассажиров с московского поезда, на перроне осталась странная компания: бомжеватые граждане с киноаппаратурой в облезлых кофрах и полковник-пехотинец с вдохновенным лицом идиота. И вещи у них были странные – мотки верёвок и деревянные рукоятки, наподобие деревенских коромысел.

Вскоре выяснилась страшная правда. Полковник был изобретателем. Светоч военной науки разрабатывал способ буксировки солдат на поле боя. По его замыслу, если солдат поставить на лыжи, дать им в руки верёвку, верёвку привязать, например, к танку, а танк пустить на поле боя, то ошеломлённому противнику останется только одно: сдаться. Полковничья диссертация была практически готова, но нужен был эксперимент.

На следующее утро эксперимент не состоялся по техническим причинам: после посещения сауны съёмочная группа, не привыкшая к десантному гостеприимству, не смогла выйти из состояния нирваны. Непьющий изобретатель отпаивал их кефиром.

Наконец вышли в поле. Бойцам выдали стандартные военные дровяные лыжи с мягкими креплениями, подогнали БМД, к корме привязали две верёвки с перекладинами, после чего полковник подошёл к строю. В пламенной получасовой речи он обрисовал важность эксперимента для укрепления обороноспособности государства, отметил, что буксировка лыжников на поле боя – наш асимметричный ответ наглым проискам НАТО, а в заключение сказал, что эксперимент снимают на киноплёнку и, может быть, покажут в программе «Служу Советскому Союзу!».

В свою очередь, начфиз отвёл в сторонку механика-водителя и предъявил ему увесистый кулак:

– Устроишь автогонки – до дембеля будешь гальюны драить… Механец ухмыльнулся.

БМД потихоньку двинулась.

Поначалу всё шло хорошо, бойцы с гиканьем резво катились на лыжах, однако, вскоре в идее обнаружился изъян. Как ни странно, местность не была идеально ровной, на ней попадались канавы, бугры и полузасыпанные снегом пни. Головные лыжники пытались их объехать, не бросая верёвки, из-за чего она начала опасно раскачиваться, увлекая за собой остальных. Через пару минут научный эксперимент превратился в смесь цирковой эквилибристики с клоунадой: стремясь объехать препятствия, бойцы скакали, как обезьяны, совершая немыслимые пируэты, один потерял лыжи, но, не желая сдаваться, верёвки не бросил и нёсся за БМД гигантскими скачками, вздымая тучи снега. Зрители одобрительно матерились.

Начфиз с замиранием сердца следил, как БМД входит в поворот. Проклятый механик все-таки слихачил и развернул БМД-шку практически на месте. В строгом соответствии с законами физики лыжников вынесло вперёд, и они исчезли в облаках снежной пыли. Проклиная дурака-изобретателя, начфиз побежал на финиш. Второй заплыв решили не проводить.

Вечером съёмочная группа уехала, а через месяц на имя начфиза пришёл автореферат диссертации с дарственной надписью. Пролистав брошюру, он плюнул, аккуратно содрал с научного труда обложку и собственноручно повесил его в гальюне разведроты.

---

Н. Крюков

Источник ➝

Популярное в

))}
Loading...
наверх