Спасатели

В продолжение "Южнее" 

Итак, тральщик Косточкина с рыбоохраны перенацелили в Камрань.

А что, пока метут метели на Камчатке, позагораем. Все радовались. И вообще, что тут с Сахалина до Вьетнама? Пару раз на карту плюнуть, штурман карандаш второй раз заточить не успеет!

И вообще, задрали ночные рейды по плавбазам, где сплошь женский экипаж в поисках матросов.

Ура! На юг!

Камрань (вьетн. Cam Ranh) – город во Вьетнаме, в провинции Кханьхоа. Население – 114 000 человек (на 1989 год). Является вторым по величине городом провинции.

Расположен на берегу Южно-Китайского моря возле бухты Камрань. Благодаря природным условиям порт Камрани считается одним из лучших глубоководных портов в мире.

Во время Вьетнамской войны Камрань находилась на территории Южного Вьетнама и была крупной тыловой базой США. Американскими инженерами были построены аэродром и современный порт. В 1972 году США передали все военные объекты в Камрани южновьетнамской армии. 3 апреля 1975 года город был взят северовьетнамской армией в ходе Весеннего наступления.

2 мая 1979 года, через два месяца, тральщик перенацелили с рыбоохраны в Камрань. После окончания китайско-вьетнамской войны СССР и Вьетнам подписали соглашение об использовании порта Камрань как пункта материально-технического обеспечения (ПМТО) советским Военно-морским флотом сроком на 25 лет. В дальнейшем здесь была создана крупнейшая советская военная база за рубежом общей площадью 100 км2. Вся инфраструктура была модернизирована. На аэродроме постоянно базировался отдельный смешанный авиационный полк.

Прости, читатель, за справку по поводу этой бухты. Не Порт-Артур, но все же.

Здесь американцы готовили и применяли дельфинов против подводных пловцов. Где этот «Гринпис»? Бездельники…

Мой друг, подводный пловец Ван, проплыл с группой сорок километров по реке. Зарезал четыре рыбы, супердельфинов. С ножами на боках и верхнем плавнике. Кстати, дельфин – второе опаснейшее по агрессивности млекопитающее, после акулы. Касатка на третьем месте. А у страуса глаз больше мозга. А у питона два (!) пениса! И оба штопором! Как он их вкручивает? А пингвин не жрет сто дней…

А куда это меня понесло? Серьезнее надо, представительнее. Про ежей потом расскажу, потерпите. Так вот…

Закопавшись на пляже в песок, услышал, как его группу взяли америкосы. Они и по нему ходили. По Вану. Америкосы. Искали… Ван лежал в песке трое суток. Дышал через тростинку. Черепашьи яйца в этом песке жарились через час. Не знаю. Молчу. О яйцах Вана. Он стал героем Вьетнама. Мы с ним в академии вновь встретились. Вроде все было в порядке. С яйцами. Проверено.

Когда патрули снизили бдительность, Ван прикрепил три магнитных мины к корпусам американских кораблей… А потом вернулся в базу: еще сорок километров вплавь по реке против течения без снаряжения.

А потом их вьетнамские ребята пошли в наступление! Ли-си-цын, Су-хо-вин, Вой-тен-ко. Пехота, спецназ, авиация!

Да ладно, не придирайтесь. Порт захватили. Первым делом испортили гидравлику пирсов, за счет которой к ним даже авианосцы могли швартоваться… Поднимались пирсы до нужной высоты. Извращение! А не надо нам этого! Начали жить и устраиваться. Пришли советские корабли. Подоспел и тральщик с Косточкиным.

Вьетнамские офицеры были доброжелательны и учтивы. Только одно удивляло: в субботу-воскресенье их снимали с довольствия, и они рыскали по побережью. А потом с палкой на плече, на которой висел добрый десяток крупных ящериц, гордо возвращались домой. Семью-то кормить надо, как вы думаете? Наши их подкармливали хлебом и консервами. Отсюда и дружба была, через желудок, а не общность идей…

Ах, это теплое море! Золотой песок… Загорать, купаться! А вода +29! Косточкин нырнул в теплое, как свежесваренный компот, ласковое море.

А что это за эти бульбашки и фонтанчики вокруг! Что?! По мне стреляют? Шире замах рук, ногами работай! С берега отчетливо грохотали очереди с калаша…

Буре плакал бы, узнав Женькин результат. Когда он на вспененной волне и килограмме адреналина выбросился на берег, вьетнамец Ли улыбался.

– Хорошо плаваешь, быстро. Это я стрелял. Тренировка!

Так и дружили.

Ночью прибрежные джунгли грохотали выстрелами из автоматов, красножелтыми вспышками и оранжевыми сполохами гранат… Южный Вьетнам боролся с Северным.

Наши корабли усиливали вахту и сокращали время сброса гранат ПДСС. Утром пара-тройка оглушенных взрывами трупов дрейфовала вдоль борта… Как дохлая рыба. Трупы собирал вьетнамский катер, цепляя баграми с огромными крючками… Хотелось в море.

Косточкин не знал, что война продолжалась и там. Когда мы на лодке возвращались домой, увидели джонку, терпящую бедствие. На борту человек сорок, дети, женщины, мужчины. Сидят, головы опустили, хода нет. Дрейфуют. Взять не можем ни на буксир, ни на борт: мы на БС. Спустили за борт, привязав концом, помощника с ДУКовским мешком, с консервами, хлебом. Передал. Вытянули помоху. Смотрим – мешок за борт выкинули. Недоумеваем. А тут подскакивает торпедный катер «северных». Женщин и детей на борт, на перевоспитание в концлагерь, мужчин вдоль борта. Тра-та-та-та из автоматов… По джонке торпедой! Вот осколки и ошметки высоко летели!

Оказывается, «южные» американский корабль ждали, союзников, для спасения, потому и помощь отвергали. Не пришли союзники… Не повезло…

О, в зоне ответственности 15 оперативной эскадры ТОФ – американский фрегат! А кто у нас специалист по фрегатам? Правильно, тральщик Косточкина! Искать! Вперед!

Какое счастье – быть в пустынном море! Маневрировать сложно – атоллы. Того и глядишь, на мель сядешь. А что это такое на рифе большое бьется? И крик на все море? Дальше – прямая речь Косточкина: «Вьетнамский корабль развозил смену и еду на острова, за которые они спорили с Китаем. Там эти острова знамениты тем, что на них много птичьего гуано, стратегического удобрения. И эта баржа села на риф, где с трех сторон уже высились остовы таких же, а она заняла четвертую.

Коралловый риф – блюдце в пару миль. Подгребли мы – стоит, и шторм ее колотит об рифы. 5 вьетнамцев носятся там. Тралец наш плоскодонный, подошел близко, но начало сносить. После неудачных попыток завести буксир на баржу кэп Ковалев Вячеслав Сергеевич принял решение стать на якорь. Спустили шлюпку со мной и шестью воинами. Минер Каменев Вова тоже туда. Он заводил бридель, а я пинками сгонял аборигенов на шлюпку и возил их к нам. Потом тральщик поработал трактором, стягивая баржу. Стянули, притаранили на базу.

Через неделю командование военно-морского района (их там было четыре, как наших флотов) дало прием в честь советских героев-спасателей…

А мы стояли на брандвахте…

 

Катер прислали после первого тоста за нас, когда нас там не было. Посол обеспокоился. Хотел в лицо видеть. Мы прибыли. Гордые. Пили сибирскую водку и их пиво. Поменялись рослые девушки возле меня на трех их подполковников, когда я предложил запивать водку пивом. Оно у них оборотистое, в 33 градуса против наших 45… Три девушки-шпионки легли под стол. Красиво лежали. И трусики такие кружевные вверху длинных смуглых ножек… Я хотел под стол спуститься типа и мне плохо, так командир не дал. И прав ведь был! Их в хижину отнесли, а нас потом в эту хижину и запустили… С тех пор не очень люблю длинные ноги в постели, от них только помеха…

Нам дали на выходе по пузырю водки, чтобы мы могли вспомнить друзей завтра.

А ордена и медали ушли, куда и кому положено… Мы-то с командиром и минером люди понимающие, а кто-то начал базланить, до особого отдела желание про медаль дошло…»

Через пару дней поступило радио: «Тральщик, такой-то тактический номер, такой-то бортовой, отправить в порт приписки Петропавловск-Камчатский…» Тут без вас комбрига подводного в бригаду и отвезти некому…

Все вернулось на круги своя…

---

А. Данилов

Источник ➝

Малыш-бедняк не мог купить продукты. И тогда владелец магазина придумал классный трюк!

1

Однажды я зашел в маленький продуктовый магазинчик купить картофель и молоко. И тут заметил маленького мальчика, очень худенького и в рваной одежде. Он жадно смотрел на свежий зеленый горошек.

Я заплатил за свои продукты и обратил внимание на стоимость горошка, ведь ребенок просто стоял и смотрел на него. Обдумывая ситуацию, я ненароком услышал разговор между мистером Миллером, владельцем магазина, и мальчиком в рваной одежде.

«Привет, Гарри», — сказал Миллер бедному мальчику. «Как у тебя сегодня дела?

»

«Здравствуйте, мистер Миллер. Я в порядке, спасибо. Просто любуюсь этим горошком, он такой красивый…»

«Да, он хорош. Как твоя мама, Гарри?»

«Ей становится все лучше и лучше!»

«Это очень хорошо. Я могу тебе чем-то помочь, Гарри?»

«Ничем, сэр. Я просто любуюсь горошком».

«Может, ты хочешь взять немного?», — спросил Миллер.

«Нет, сэр. Мне нечем заплатить».

«Ну может у тебя есть что-то для продажи? Некоторые дети продавали мне свои стеклянные шарики в обмен на еду».

«О, у меня тоже есть стеклянный шарик!», — сказал Гарри, и начал рыться в кармане. «Но у меня всего один».

«Да? Дай-ка я посмотрю на него», — произнес Миллер.

Мальчик протянул руку, в которой был голубой шарик: «Вот он. Красивый, правда?»

«Конечно», — ответил Миллер, изучая шарик.

«Только он синий, а я хотел красный. У тебя дома есть такой же красный?»

«Думаю да. Надо посмотреть».

«Скажу тебе вот что. Возьми домой этот пакет с горошком, а в следующий раз, когда будешь идти мимо, занесешь мне красный шарик».

«В самом деле? Обязательно занесу, мистер Миллер!».

Миссис Миллер, которая стояла рядом, подошла, чтобы помочь мне. Заметив мой интерес к обмену, она улыбнулась и сказала: «В этом городке есть еще два таких же бедных мальчика. Это ужасно. Джо просто любит торговаться с ними. Он продает им горох, яблоки, помидоры и другие продукты. И покупает у них стеклянные шарики. Сначала он говорит, что ему не нравится их цвет. Потом, когда они возвращаются с красным шариком, Джо решает, что теперь ему не нравится этот цвет. Он отправляет мальчиков домой с пакетом продуктов и просит принести зеленый или оранжевый шарик. И так постоянно».

Я с улыбкой вышел из магазина, пораженный добротой этого человека.

Через некоторое время я переехал в Монтану, но никогда не забывал историю Миллера, мальчиков и их обмен шариками. Прошло несколько лет. Каждый следующий пролетал быстрее предыдущего. Совсем недавно мне довелось посетить старых друзей в Колорадо, и там я узнал, что Миллер умер.

В тот день как раз были похороны, и мои друзья не могли не пойти. Я согласился сопровождать их.

По прибытии в морг мы встретились с родственниками, и выразили им свои соболезнования. Впереди нас шли трое молодых людей. Один из них был в военной форме, у двух других были красивые прически, темные костюмы и белые рубашки. Выглядели они достойно.

Они подошли к миссис Миллер. Каждый из них обнял ее, поцеловал в щеку, сказал несколько слов и перешел к гробу Миллера. Она затуманенным взглядом наблюдала, как каждый молодой человек ненадолго останавливался и прикладывал свою теплую руку к холодной, бледной руке в гробу. Все они покинули морг, вытирая слезы.

Пришел наш черед встретиться с миссис Миллер. Я сказал ей, кто я, и напомнил ей историю, произошедшую много лет назад, о которой она мне рассказывала. Об обмене продуктов на стеклянные шарики. Ее глаза блестели, она взяла меня за руку и подвела к гробу.

«Эти трое молодых людей, которые только что вышли, и есть те мальчики, о которых я вам рассказывала. Они просто сказали мне, что очень ценят то, что Джо для них сделал. Теперь, когда Джо не может изменить свое мнение о цвете или размере шарика, они пришли отдать свой долг. Мы никогда не были очень богаты, но сейчас Джо может считать себя самым богатым человеком в Колорадо».

С любовью и нежностью она подняла безжизненные пальцы своего умершего мужа. Под ними сияли три красных стеклянных шарика…

Популярное в

))}
Loading...
наверх