Яичница

Чертова плита снова приготовила яичницу с сосисками.

Я возвел глаза к потолку. Да сколько ж можно!

— Слушай, самобранка несчастная, — сказал я. — У тебя что, только один рецепт в память влазит?

— Не спорь, — заявила плита. — Мне лучше знать, что кому понравится. Я — новейшая модель и памяти у меня предостаточно. В ней записан каждый завтрак за последние полгода. Каждый раз ты ел именно яичницу.

— Так ведь ты ничего другого и не готовила!

— Конечно, ты ведь любишь яйца!

— Да откуда тебе знать?

— А иначе почему ты их ешь каждый день?

Я уткнулся головой в стену.

Безнадежно. Каждое утро начиналось одним и тем же разговором, и я заранее знал, чем он закончится.

— Умная техника, тоже мне, — проворчал я про себя. — Да таких блистательных кретинов еще поискать!

Яичница, впрочем, была неплохой.

Терпения хватило всего на неделю. Когда плита в очередной раз выдала мне тарелку с глазуньей, я демонстративно отправил ее в мусорное ведро.

— А теперь приготовь что-нибудь другое, — приказал я. — Скажем, спагетти с сыром.

Плита молчала.

— Эй, я тебе говорю!

Снова молчание.

— Ты что, обиделась?

Тут же сообразив, что личностью пока техника не обзавелась, я чертыхнулся и спросил:

— Почему не работаешь?

— Экономлю продукты, — отозвалась, наконец, упрямица. — Если ты не ешь даже любимую яичницу, то нет смысла готовить ничего другого.

«Ну и ладно, — решил я, — позавтракаю в кафе».

В кафе-автомате было тихо. Сейчас, когда автоматическую технику начали ставить прямо в квартирах, здесь обедали разве что студенты.

Я сел за стол и ткнул в первую попавшуюся кнопку завтрака, убедившись, что это не яичница. На дверце в центре стола появился индикатор времени. Подождем...

Единица на индикаторе сменилась нулем, и дверца открылась. Там стояла тарелка с глазуньей и сосисками. Приятный голос из динамика возвестил:

— Только сегодня: любимое блюдо за полцены!

— Да почему любимое?! — возопил я.

— Ваша плита сказала.

Приговор суда гласил: месяц тюрьмы за уничтожение чужой собственности. Я даже спорить не стал.

Макароны на завтрак — это ли не счастье!

Сотников Сергей Сергеевич

источник

Малыш-бедняк не мог купить продукты. И тогда владелец магазина придумал классный трюк!

1

Однажды я зашел в маленький продуктовый магазинчик купить картофель и молоко. И тут заметил маленького мальчика, очень худенького и в рваной одежде. Он жадно смотрел на свежий зеленый горошек.

Я заплатил за свои продукты и обратил внимание на стоимость горошка, ведь ребенок просто стоял и смотрел на него. Обдумывая ситуацию, я ненароком услышал разговор между мистером Миллером, владельцем магазина, и мальчиком в рваной одежде.

«Привет, Гарри», — сказал Миллер бедному мальчику. «Как у тебя сегодня дела?

»

«Здравствуйте, мистер Миллер. Я в порядке, спасибо. Просто любуюсь этим горошком, он такой красивый…»

«Да, он хорош. Как твоя мама, Гарри?»

«Ей становится все лучше и лучше!»

«Это очень хорошо. Я могу тебе чем-то помочь, Гарри?»

«Ничем, сэр. Я просто любуюсь горошком».

«Может, ты хочешь взять немного?», — спросил Миллер.

«Нет, сэр. Мне нечем заплатить».

«Ну может у тебя есть что-то для продажи? Некоторые дети продавали мне свои стеклянные шарики в обмен на еду».

«О, у меня тоже есть стеклянный шарик!», — сказал Гарри, и начал рыться в кармане. «Но у меня всего один».

«Да? Дай-ка я посмотрю на него», — произнес Миллер.

Мальчик протянул руку, в которой был голубой шарик: «Вот он. Красивый, правда?»

«Конечно», — ответил Миллер, изучая шарик.

«Только он синий, а я хотел красный. У тебя дома есть такой же красный?»

«Думаю да. Надо посмотреть».

«Скажу тебе вот что. Возьми домой этот пакет с горошком, а в следующий раз, когда будешь идти мимо, занесешь мне красный шарик».

«В самом деле? Обязательно занесу, мистер Миллер!».

Миссис Миллер, которая стояла рядом, подошла, чтобы помочь мне. Заметив мой интерес к обмену, она улыбнулась и сказала: «В этом городке есть еще два таких же бедных мальчика. Это ужасно. Джо просто любит торговаться с ними. Он продает им горох, яблоки, помидоры и другие продукты. И покупает у них стеклянные шарики. Сначала он говорит, что ему не нравится их цвет. Потом, когда они возвращаются с красным шариком, Джо решает, что теперь ему не нравится этот цвет. Он отправляет мальчиков домой с пакетом продуктов и просит принести зеленый или оранжевый шарик. И так постоянно».

Я с улыбкой вышел из магазина, пораженный добротой этого человека.

Через некоторое время я переехал в Монтану, но никогда не забывал историю Миллера, мальчиков и их обмен шариками. Прошло несколько лет. Каждый следующий пролетал быстрее предыдущего. Совсем недавно мне довелось посетить старых друзей в Колорадо, и там я узнал, что Миллер умер.

В тот день как раз были похороны, и мои друзья не могли не пойти. Я согласился сопровождать их.

По прибытии в морг мы встретились с родственниками, и выразили им свои соболезнования. Впереди нас шли трое молодых людей. Один из них был в военной форме, у двух других были красивые прически, темные костюмы и белые рубашки. Выглядели они достойно.

Они подошли к миссис Миллер. Каждый из них обнял ее, поцеловал в щеку, сказал несколько слов и перешел к гробу Миллера. Она затуманенным взглядом наблюдала, как каждый молодой человек ненадолго останавливался и прикладывал свою теплую руку к холодной, бледной руке в гробу. Все они покинули морг, вытирая слезы.

Пришел наш черед встретиться с миссис Миллер. Я сказал ей, кто я, и напомнил ей историю, произошедшую много лет назад, о которой она мне рассказывала. Об обмене продуктов на стеклянные шарики. Ее глаза блестели, она взяла меня за руку и подвела к гробу.

«Эти трое молодых людей, которые только что вышли, и есть те мальчики, о которых я вам рассказывала. Они просто сказали мне, что очень ценят то, что Джо для них сделал. Теперь, когда Джо не может изменить свое мнение о цвете или размере шарика, они пришли отдать свой долг. Мы никогда не были очень богаты, но сейчас Джо может считать себя самым богатым человеком в Колорадо».

С любовью и нежностью она подняла безжизненные пальцы своего умершего мужа. Под ними сияли три красных стеклянных шарика…

Популярное в

))}
Loading...
наверх